Финляндия на пути к войне

Ответ на первый вариант можно было подготовить заранее, но не отсылать его, пока не станут известными результаты военных переговоров. Они стали известны Маннергейму и Валдену лишь вечером 28 мая, Рюти (и, очевидно, гражданским членам правительства — Рангелю и Виттингу) утром 29 мая.

Ответ Берлину был сформулирован у президента Рюти в субботу 30 мая в ходе начавшегося в 12.30 заседания, на котором присутствовали Рюти, Виттинг, Валден, Кивимяки, Пакаслахти, а также Маннергейм, Хейнрикс и Талвела. Это совещание нельзя рассматривать как нормальное заседание военного кабинета, поскольку на нем отсутствовал Рангель и присутствовало четверо «дополнительных» участника. Правда, их представительство было бесспорным: Талвела и Хейнрикс были приглашены как специалисты, выполнявшие эмиссарские поездки в Германию соответственно осенью и весной 19401941 гг.; Кивимяки — по той причине, что ему предстояло продвигать обсуждаемые проблемы в Германии; Пакаслахти, начальник канцелярии министерства иностранных дел, — для ведения протокола. Нельзя отрицать, что важные решения были приняты в очень узком и даже неофициальном кругу. «Горстка людей взяла на себя ответственность за все это», — писал Вяйнё Войонмаа своему сыну 15 июня 1941 г.

Самое главное, естественно, заключалось в гарантиях независимости Финляндии. Покушение на этот статус означал для Германии casus belli, начало войны, как в этом президента Рюти уверял 20 мая Шнурре.


  < < < <     > > > >  

Метки: Финляндия

Похожие записи:

Финская война. Взгляд "с той стороны"

Финская война. Взгляд "с той стороны" Козлов А.И.

Финляндия: жертва или агрессор?

Финляндия: жертва или агрессор? Павел Сутулин.

Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944

Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944 Барышников Николай

Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма. 1939-1940

Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма. 1939-1940 Э. Энгл, Л. Паананен


>> Чарли платил за молчание о ВИЧ