Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944

[233] Возможно, поэтому, обладая данной информацией, из генштаба финской армии последовало в Министерство иностранных дел Финляндии разъяснение о позиции военного руководства. «Оккупация финскими войсками Петербурга считается нереальной, — отмечалось в нем, — поскольку у нас нет запасов продовольствия, чтобы выдавать его гражданскому населению». И далее следовало красноречивое признание: «Наступление на петербургские укрепления, имеющиеся между границей и Петербургом, потребуют, вероятно, много жертв, поскольку сильно защищены, и не лучше ли, брать его с юга или же вообще,  не заставить ли капитулировать жителей города с помощью голода»  (курсив мой —  Н. Б.).  [234] Таким образом, финское командование все свои успехи и неудачи увязывали только с конкретными действиями вермахта.
 Вместе с тем приостановившееся в такой ситуации наступление финских войск на Ленинград являлось и следствием давления западных союзников на правительство Финляндии с требованием прекратить продвижение ее войск далее по советской территории (об этом более подробно пойдет речь в следующей главе).
 Наличие указанных факторов, оказавших несомненное влияние на Маннергейма, признается, в частности, профессором Охто Манниненом. [235] Иными словами, при анализе всей совокупности рассмотренных аргументов раскрывается реальная картина произошедшего, показывающая несостоятельность и неправдоподобность утверждения о «спасательной» для Ленинграда роли Маннергейма.
 Вообще же при оценке личности маршала Маннергейма — «многоликого», как выразился известный эстонский историк Херберт Вайну, [236] — следует обратить внимание на его действия не только в первый период битвы за Ленинград, но и в последующее время, характеризующееся участием финских войск в 900-дневной блокаде города.
 Появились утверждения о том, что, будто бы, замыслы Гитлера уничтожить Ленинград и его жителей в ходе начавшейся блокады противоречили «сохранившейся любви» у Маннергейма к бывшей столице России. Мотивировалось это тем, что он провел в этом городе лучшие годы своей молодости, будучи офицером русской армии. Это также не вполне соответствует исторической правде.
 Размышляя по поводу судьбы Ленинграда, финский маршал, очевидно, исходил, прежде всего, из стратегических интересов Финляндии, а они отнюдь не совпадали с его, видимо, чисто гуманным соображением, что Ленинград, а также его жителей следовало сохранить.


  < < < <     > > > >  

Метки: Финляндия

Похожие записи:

Финская война. Взгляд "с той стороны"

Финская война. Взгляд "с той стороны" Козлов А.И.

Финляндия: жертва или агрессор?

Финляндия: жертва или агрессор? Павел Сутулин.

Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма. 1939-1940

Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма. 1939-1940 Э. Энгл, Л. Паананен

Финляндия на пути к войне

Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940–1941 гг. Мауно Йокипии.


>> Мустафа: IHF перераспределила систему выплат на организацию чемпионатов мира