Финляндия на пути к войне

На высказанную Таннером озабоченность Рюти ответил долгим доверительным обзором сложившейся ситуации.

Рюти, видимо, уже зимой последовательно придерживался той позиции, что только германо-советская война могла бы спасти Финляндию от постоянных угроз и давления. Об этом он писал Паасикиви (15.2.1941.) и заявлял правительству накануне войны (9.6.1941.), об этом же говорил в своем радиообращении к народу в связи с ее началом (26.6.1941.). Изматывающее влияние Зимней войны и последующих кризисов (оккупация Прибалтики в июне-июле и августовский кризис 1940 года, Молотов в ноябре, никелевый кризис в январе-феврале) на психологическое состояние ключевых фигур финляндского государства проявляется здесь в наиболее конкретном виде. В невыносимой ситуации, которой не было видно конца, были, грубо говоря, готовы «изгонять черта даже с помощью Вельзевула». Вера в войну как средство избавления являлась своеобразной реакцией на состояние безнадежности.

В целом же привлекает внимание тот факт, что хотя Рюти и обрисовал реалистичную и достоверную ситуацию, он даже этим высокопоставленным доверенным лицам прямо не сказал о намерении Финляндии вступить в войну. Тем не менее, как говорил впоследствии Ниукканен, из общей тональности речи и маленьких деталей это можно было понять.

Если в августе 1940 г. отношение Финляндии к Германии сняло страх перед непосредственной угрозой русской оккупации, а весна 1941 г.


  < < < <     > > > >  

Метки: Финляндия

Похожие записи:

Финская война. Взгляд "с той стороны"

Финская война. Взгляд "с той стороны" Козлов А.И.

Финляндия: жертва или агрессор?

Финляндия: жертва или агрессор? Павел Сутулин.

Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944

Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944 Барышников Николай

Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма. 1939-1940

Советско-финская война. Прорыв линии Маннергейма. 1939-1940 Э. Энгл, Л. Паананен


>> Протесты в России: дальнобойщики из Петербурга заявили о походе на Москву